Главная страница сайта храма в честь святого мученника Иоанна Воина (г.Челябинск)
11.10.2017
 

Верую во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

Так в девятом члене Символа веры исповедует каждый православный христианин свою веру в великую истину Церкви.

59364271 1274558516 svd soch

Если мы обратимся к первоначальной истории христианства, то увидим, что именно идея Церкви была основной идеей христианского мировоззрения. Христиане осознали себя прежде всего Церковью, и само христианское общество предпочитало именовать себя не иначе как Церковью. Уже с самых первых страниц своей истории христианство является пред нами в виде единомысленной и единодушной общины. Вне связи с этой общиной не было христиан. Уверовать во Христа, сделаться христианином – значило присоединиться к Церкви, как это неоднократно и выражено в книге Деяний апостольских, где читаем: "Господь ежедневно прилагал спасаемых к Церкви" (2, 47; 5, 13-14).

И на земле нет единства, с которым можно было бы сравнить единство церковное. Такое единство нашлось только на небе, где несравненная любовь Отца, Сына и Духа Святого соединяет три Лица во едино Существо, так что уже не три Бога, но Единый Бог, живущий триединой жизнью. К такой же любви, которая многих могла бы слить воедино, призваны и люди, о чем и Христос (не где-то, но в Гефсиманском саду!) молился Отцу Небесному: “Пусть любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет” (Ин. 17, 26).

Церковь призвана быть как бы единосущием многих лиц, которое создается их общей любовью друг к другу – по образу и подобию единосущной Святой Троицы.

 Mitropolit Vladimir v Pokrovskom monastyre na Blagoveschenie 39Христос - Бог ставший плотию, не только учил о единстве, о любви, но создал Церковь, приобрел ее Своею Кровью. Воплотившись, Бог взъемлет на Себя человеческую природу, приобщает ее к Своему божеству – в главном Таинстве Церкви – Причастии, даруя в Себе, безначальном и бессмертном, каждому человеку вечную жизнь. Именно с целью духовного и телесного приобщения людей к Богу в Причастии создана Церковь. “То спасается, что соединяется с Богом”, — говорил святитель Григорий Богослов. Поэтому нелепо надеяться, что можно спастись самостоятельно, в обход установленного Богом порядка, например, только читая Писание.

Религиозные вожди человечества писали и много, и охотно, а Христос ничего не писал. Очень хотелось бы, чтобы христиане, которые не принадлежат к изначальной Церкви, но руководствуются Библией, задумались: не значит ли это, что дело Христово по существу своему совсем не то, что дело каких-нибудь философов, учителей и пр., то есть не учение? Да и сама Церковь разве в Его учении рассматривала существо Его дела? Нет, христианская Церковь всегда напряженно отстаивала именно ту истину, что Христос есть воплотившийся на земле Сын Божий – и это она отстаивала порой своей кровью. Неужели воплощение Единородного Сына Божия нужно было лишь для того, чтобы написать и вручить человечеству какую-нибудь книгу? Если Церковь так настаивала именно на Божественном достоинстве своего основателя, значит, не в Писании она усматривала сущность его дела.

Церковь от начала стояла на том, что воплощение Сына Божия нужно было именно для спасения  человечества, а не для написания книги. Никакая книга человечество спасти не могла и не может. Бог дал заповедь: любите друг друга, но самой по себе этой заповеди совершенно недостаточно. Она сама собой ничего создать не может, если нет у человека сил для ее осуществления. И если бы христианство ограничивалось только одним учением о любви, оно было бы бесполезно, потому что в человеческой природе, искаженной грехом, нет сил для проведения в жизнь этого учения: ведь о любви говорил и Ветхий Завет, и даже язычники, но мы все знаем: как бы хороша ни была заповедь о любви, человек постоянно будет встречать в самом себе иной закон, противовоюющий закону ума и пленяющий его закону греховному (Рим 7, 22-23).

post thumb EyD5wPvHCB

Христос не есть Учитель, но именно Спаситель человечества. Христос сделал человека причастным  естества Божественного (и ныне соделывает в Причастии), влил в человеческое естество новые благодатные силы, создал Церковь, ниспослал Духа Святого. Всего этого ни один мудрец-человек сделать не мог, какие бы высокие истины он не проповедовал. Человечество спасается только воплощением Сына Божия и Его созданием – Церковью, которая существовала и тогда, когда ни одной книги Священного Писания Нового Завета еще не было. Поэтому нелепо ставить Его в один ряд с другими мудрецами – Буддой, Конфуцием и другими. Христианство есть не учение, а именно новая жизнь, создаваемая в человечестве Духом Святым на основе воплощения Сына Божия. В полноводной реке благодатной церковной жизни Священное Писание  - лишь одна струя. Оно было создано Церковью, для нужд Церкви, и поэтому вне Церкви священного Писания, в истинном смысле этого слова, нет.

Из Библии протестанты, взбунтовавшиеся против папы-человека, создали «бумажного папу», и была последняя ложь горше первой.

Часто западные богословы утверждают, что восстанавливают истинное древнее христианство. Можно ли пятидесятилетнему человеку восстановить второе или третье десятилетие своей жизни? И есть ли граница, до которой следует «восстановить истинное христианство»? Где она? Кто ее определял?

Понятно, почему святой апостол Павел так настойчиво в своих посланиях говорит о Церкви: он не создает учения о Церкви, а еще при самом своем обращении он встретился с Церковью как с фактом. Даже и до обращения своего Савл знал именно Церковь, а не что-либо иное. Он сам вспоминает впоследствии: "Вы слышали о моем прежнем образе жизни в иудействе, что я жестоко гнал Церковь Божию и опустошал ее" (Гал 1, 13). Савл гнал не последователей какого-либо учения, но именно Церковь, как величину, определенную даже и для "внешних". "У множества же уверовавших, - читаем в книге Деяний апостольских, - было одно сердце и одна душа" (4, 32) И весьма замечательно, что в IV веке при раскрытии учения о Святой Троице некоторые святые отцы указывали в качестве примера именно на первохристианскую Церковь, где множество было единством. В связи с этим, протестантское учение о «невидимой церкви», которая может возникнуть по желанию любого человека, «уверовавшего во Христа» - вне связи с Церковью изначальной, что церквей Христовых может быть много, и что они могут возникать по желанию человека, не имеет под собой реальной – библейской и христианской основы, как бы они не ссылались на отдельные цитаты, вырванные из контекста Евангелия.

Святой Киприан Карфагенский, который много трудился над уяснением учения о Церкви  утверждал, что Церковь есть осуществление любви Христовой, и всякое отделение от церкви есть нарушение любви. Против любви грешат равно и еретики, и раскольники. Вне Церкви не может быть и учения христианского, не только христианской жизни. Только в Церкви есть чистая вера. Единство веры нельзя отделять от единства Церкви. Истина одна, как и одна Церковь. Тому, кто не придерживается единства Церкви, нельзя думать, что он сохраняет веру.

triada1«Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» - говорит Господь (Мф, 16:18). Эта – созданная Христом Церковь – истинная. Мыслимо, чтобы какой-то человек или группа людей, восстанавливали ХРИСТОВУ Церковь? Ту, которую и врата ада одолеть не могут? Те сообщества, которые называют себя церквями, если они отделены от нее, изначальной Церкви – не истинны. Мы не можем сказать, что все церкви созданы Христом, потому что Господь сказал: «Я создам Церковь Мою» (Мф.16:18), а не: «Я создам Мои церкви». Этими словами Господь Иисус Христос озвучил непререкаемую истину: то, что Он создает, никто, никогда и никоим образом сокрушить, уничтожить или победить, а тем более воссоздать не может. 

 

По материалам книги священномученика Илариона (Троицкого) "Христианства нет без Церкви"